Старушка, волей судьбы, вынуждена сидеть у разбитого корыта в печали